Ольга Качанова
РОЖДЕСТВЕНСКАЯ КАНТАТА АРИЭЛЯ РАМИРЕСА
ОЛЬГА КАЧАНОВА
ПЕСЕННОЕ ДЕЛО №8

Накануне католического Рождества хочу рассказать о судьбе одной волшебной мелодии. История эта известна многим, мелодия тем более, но в такие особенные дни грех ее не вспомнить. Если добавить музыкальные иллюстрации – сказка, да и только.
Когда наступает Рождество, в католических храмах, на улицах, площадях, в домашних концертах – от Испании до Чили - звучит знакомая каждому советскому человеку мелодия. Это отрывок из кантаты «Рождество Господе». Автор, аргентинский композитор Ариэль Рамирес, использовал в кантате традиционные латиноамериканские ритмы. Делаю на этом акцент потому, что в Союзе известен вариант, в котором эта «народность» не слышна.
Ариэль Рамирес сочинил эту музыку в 1964 году, и вдохновило его событие послевоенных лет – поездка в Германию и встреча с группой монахинь. Стихи сочинил Феликс Луна, аргентинский писатель, поэт, журналист. Самая популярная часть «Рождества Господня» называется «Паломничество» (исп. «La peregrinación» – это тоже важно). В ней поется, как усталые Иосиф и Мария бредут по пустынной пыльной дороге и не могут найти себе ночлега. А в эту ночь родился наш Спаситель, но никто еще об этом не знает. В исполнении тенора и хора это звучит так –
За роялем маэстро Рамирес.

Вот идут шаг за шагом Иосиф, Мария
Все идут через горы, селенья, поля,
По долам, по заросшим крапивой местам…
«Нет приюта нигде», – тихо молвят уста.
Неизвестность тревожит: если скоро рожать,
Не в дороге быть надо, а дома лежать.
Где родишься, цветочек, бессонный сверчок?
Все сильнее во чреве стучит кулачок.
Шли Иосиф с Марией дорогой отцов
С Божьим Сыном, сокрытым от всех мудрецов.

В Европу «Паломничество» попало благодаря несравненной Мерседес Соса. В студенческие годы я заслушивалась ее голосом, смутно догадываясь, что за глубоким теплым тембром стоит нечто большее.
Мерседес Соса
Мерседес выступила и в Париже, где ее услышал шансонье Жиль Дрё. Он влюбился в мелодию и попросил Пьера Деланоэ, автора многочисленных хитов, сочинить слова. Поэт не стал придерживаться подстрочника и пошел не за смыслом, а за звуком. Просто – хоть это и не просто - использовал созвучие первых слов оригинала «A la huella…» («По стопам…») и французского слова «Alouette» («Жаворонок»). Так появилась легкомысленная песенка о маленькой птичке и прошедшей любви -
После полутора минут просмотра появляются самые далекие от оригинальной идеи кадры.

Нет уже на свете никого из героев этого рассказа, а Жиль Дрё поет до сих пор. Даже гастролирует по свету, теперь в составе трио «Старые мошенники». А знаменитым его сделала песня «Жаворонок».
Жиль Дрё
Жаворонок, жаворонок,
Любовь и лето —
Как сигареты,
Исчезают в дыму.

Ох, уж эти французы… В 1969 году песню «Жаворонок» услышал Поль Мориа. Он как раз в это время создал оркестр и работал над аранжировками популярных вещей. Мы помним знаменитую пластинку его коллектива, там была и мелодия песни «Под музыку Вивальди» (музыка Сергея Никитина и Виктора Берковского). Не знаю, указал ли Поль Мориа автора музыки «Жаворонка», но Ариэль Рамирес после этой истории стал строже следить за соблюдением авторских прав.
В Советском Союзе, как и во Франции, тоже не заморачивались по поводу использования музыки. Раз «Жаворонок», то мелодия просто создана для передачи «В мире животных». Надо сказать, получилось хорошо -
Столько лет прошло, а в памяти прочно соединились силуэты журавлей, обезьян, жирафов… с волшебной мелодией Рамиреса. И когда знаешь судьбу этой музыки, начинаешь слышать духовную подоплеку. Это важно, особенно накануне Рождества.
Made on
Tilda