О Сторителлинге
Современное слово "сторителлинг" стало общим названием для процесса сочинительства во всех сферах.
Ольга Качанова
Автор
Вокруг этого понятия много заокеанского тумана. Столько слов, от которых округляются глаза, терминов из рыночной экономики… Я не то чтобы теряюсь, я начинаю восставать. Да, Дэвид Амстронг придумал это слово, чтобы описать свой метод мотивирования сотрудников. Для бизнес-вдохновения, так сказать. Но ведь сторителлинг, по своей сути, существовал с того момента, когда человечество научилось складывать слова в предложения. Только по-другому назывался. В разных жанрах и в разных странах по-разному.

Современное слово "сторителлинг" стало общим названием для процесса сочинительства во всех сферах. Теперь на многочисленных курсах людей учат рассказывать истории так, будто им не блоги писать, а собрание сочинений в десяти томах. Конечно, хорошо бы овладеть писательскими навыками, но для этого есть Литинститут или курсы. К тому же великие примеры, которые – уж точно – не освоили в полном объеме даже «гуру» сторителлинга. «Продающие истории» уже стали частью маркетинга, селф-брендинга, блогинга и прочих процессов, которые называются иностранными словами.

Представляю себя на месте человека, который собирается научится сочинительству для своих, пока скромных, целей. Набирает в поисковике запрос и попадает на страницы онлайн-школ. А там «саспенс», «сеттинг», «лонгрид», «саммари», «эмбиент» … В лучшем случае более понятные: «нарратив», «градация модальности»… И окончательно сбивающие с толку термины из литературоведения – «антитеза и параллелизм, полисиндетон и асиндетон». Нет, я не против профессиональных терминов, сама пользуюсь, но какие-то из них – из уважения к читателю – можно заменить или сразу же расшифровать. Не обрушивать на него лавину понятий, которыми он толком и не применит. Он ведь просто хотел научиться интересно рассказывать.

Да, конечно, для лицеистов пушкинских времен вставлять в русскую речь слова на французском, греческом, латыни было делом привычным. Да и сегодняшнее поколение понимает термины на английском, но, в основном, это сфера компьютерных технологий, игр и маркетинга. А сторителлинг – даже если мы не пользуемся русскими синонимами – это сфера любительского сочинительства, как домашнее музицирование. Да, его применяют в бизнесе, но опять-таки в целях коммуникации с целевой аудитории. А она – исторически пропитана русским менталитетом.
В любом случае человек, пишущий свою историю на русском языке будет обращаться к тем, кто поймет его сущность, характер, модели поведения и образ мысли. Сколько бы голливудских фильмов мы не посмотрели, в глубине наших представлений есть своя собственная система ценностей.

Насколько она актуальна сегодня? В современном мире погружение в ментальные глубины не популярно. И вместе с тем, многие коммуникационные теории обращаются к архетипам, основам коллективного бессознательного. Если так – то мы на правильном пути. Будем рассказывать свои истории не по западным шаблонам, а используя опыт русской культуры, ментальные особенности, исходя из понимания смыслов русским человеком, где бы он ни жил.

Made on
Tilda