КОСМИЧЕСКИЙ НЕЙМИНГ ИЛИ КАК КОРАБЛЬ НАЗОВЕШЬ..
Ольга Качанова
Автор
Почему я затронула космическую тему, рассказывая о нейминге? Очень просто: яркие воспоминания детства. В 1961 году, когда Гагарин полетел в космос, я была первоклашкой. Но хорошо помню, как все ликовали. В военном городке в Туркмении, где жила наша семья, новость о победе советской космонавтики – а как иначе? – вызвала особые чувства. Это был настоящий праздник и повод для гордости. Отец тогда служил в ракетных войсках, и все, что летало, интересовало его профессионально. И его сослуживцев, которые работали на ракетном полигоне неподалеку в горах. Мы, дети, знали о существовании секретного объекта и даже вскарабкивались на вершины, откуда были хорошо видны ракетные установки. Ну, а в том апреле радовались вместе со взрослыми. Особенно салюту. Незабываемо…

Кто-нибудь вспомнит, как назывался космический корабль, на котором Незнайка слетал на Луну? Никто не вспомнит. Не было у него названия. Коротышки из Цветочного города не додумались правильно назвать ракету. Борьба идеологий развернулась позднее, когда на Луне обнаружились «буржуи». Вот тогда-то и пригодился бы коротышкам нейминг. Но конструкторское бюро «Знайка» или корпорация «Наш Цветочный Городок», а может быть, Космическое Агентство «Винтик и Шпунтик» - не придавали значения этому важному вопросу.
Реальный автор книг о Незнайке жил в стране, для которой название ракеты было делом политическим. Советская парадигма всегда полагалась на власть слова, - как ракету назовешь, так она и полетит. Назвали «Восток» и получили весьма впечатляющие результаты.

На этом отдаленном во времени, но ментально близком примере, можно анализировать все основные критерии «нейминга». Итак, впервые в истории человечества в условиях нарастающей конкуренции на околоземную орбиту вышла ракета «Восток». Название несомненно было выбрано очень удачно. Слово вызывает яркие положительные ассоциации с восходом солнца. Это та радость первобытного человека, который мерз все ночь и наконец-то дождался первых солнечных лучей. К тому же «Восток» самим названием объединял людей, противопоставлял их мир «западу». Слово легко запоминалось – короткое, ритмичное, легкое для чтения и произношения.

В 1961 году еще не было такого инструмента, как фоносемантический анализ, но создатели бренда попали в точку. Слово «восток» обладает следующими признаками из двадцати пяти возможных: «мужественное, большое, величественное, грубое, сильное, короткое, могучее». Следующий за «Востоком», «Восход» принял эстафету и оказался «мужественным, шероховатым, грубым, сильным, коротким». Именно такое воздействие согласно теории фоносемантического анализа оказывают эти слова на подсознание. Проверить это легко, надо только скачать программу ВААЛ и использовать ее для анализа слов или текста.

Советская система нейминга работала отлаженно и задавала уровень, которому сегодня нелегко соответствовать. «Протон», «Прогресс», «Сатурн», «Фотон», «Ресурс», «Молния», «Титан». Конкуренты на Западе тоже не дремали, - «Авангард», «Пионер», «Аполлон», «Вояджер», «Марс Патфайндер», «Шаттл».
Были и шалости в нейминге летательных аппаратов, которые не остались безнаказанными. Ракета «Пегас» оказалась самой ненадежной, двенадцать попыток запустить ее из двадцати шести оказались неудачными. Легкокрылый «Пегас» занимает последнее место в мире среди аналогичных систем. В советском космическом нейминге тоже были проколы, о которых можно только догадываться.

Судьба собачек-космонавтов с именами Уголек и Костерок была трагической в полном соответствии с их именами. Такой, как учесть собачки Лайки, которая погибла на орбите в 57-м году, став знаменитой на весь мир. Ее имя тоже страница в истории нейминга. Когда английское общество защиты животных выразило проест по поводу мученической смерти собак-космонавтов в СССР (США проводили исследования на обезьянах), советская промышленность в ответ срочно выпустила сигареты «Лайка» с изображением легендарной собачки. А потом и конфеты, марки… «Laika» - так называлась одна из самых виртуозных лондонских альтернативных команд. Музыканты признавались, что им очень понравилось звучание этого слова и идея оторванности от всего обычного, повседневного и земного.
Это высказывание подтверждает, что хорошее имя содержит идею, выраженную в звукописи и ассоциативном ряде. Оно вовлекает и приобщает к ценностям определенной группы. Оно хорошо звучит и читается на других языках.

Впрочем, коротышкам из Цветочного города ничего переводить не приходилось, как и называть свои ракеты правильными именами. Их единственная собачка Жулька (в английском написании Zhulka – неплохо для альтернативной команды?) не отправлялась в космос. Коротышки жили в мире, где не было конкуренции, в мире, созданном фантазией писателя. Всем же остальным придется ломать голову, как назвать свою ракету, лодку, книгу – то, чему хочется пророчить долгую и счастливую жизнь.

Made on
Tilda